Skip to main content

Экспертная практика и новые методы исследования

Главная » Публикации » Наши издания » 1995 год » Экспертная практика и новые методы исследования

 

ЭКСПЕРТНАЯ
ПРАКТИКА
И НОВЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
В ПОЧЕРКОВЕДЕНИИ

Информационный сборник
Выпуск 2

 
 
Минск 1995.

 

 
Редактор Коташвили В.В.
Корректор Грекова Т. К.
Компьютерная верстка Позняк О. А

 

 

Е.Г.Кочергов, С.Г. Михайленко

СИСТЕМА АВТОМАТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ПОЧЕРКА

Социальная востребованность средств идентификации личности по подписи и почерку относится к числу проблем, постоянно сопровождающих цивилизацию на всех этапах ее развития. С этой позиции не случаен интерес ряда научных школ к данной проблеме, в частности к установлению подлинности либо неподлинности подписи, к идентификации (дифференциации) личности по почерку. Эта предметная область характеризуется тем, что для создания соответствующих методов и средств решения поставленных задач требуется использование современных достижений таких прикладных наук, как криминалистика, в частности ее раздела “Судебное почерковедение”. Методы анализа почерковых объектов (рукописных текстов, подписей) в настоящее время находят применение в различных областях:

при решении оперативно-розыскных задач и разрешения вопросов, возникающих в ходе предварительного следствия судебного разбирательства;

в финансовых учреждениях при определении подлинности банковских документов;

на границе, таможне, в госучреждениях, где осуществляется проверка документов, удостоверяющих личность;

в системах санкционированного доступа;

в медицине для диагностики физического и психического состояния пациента;

для создания психологического портрета личности.

Разработанные теоретические основы почерковедческой экспертизы, накопленный опыт в области обработки изображений и распознавания образов, а также широкое распространение компьютеров и средств ввода изображений позволяют создавать аппаратно-программные системы анализа почерковых объектов, которые могут применяться как экспертами в качестве вспомогательных средств, так и неподготовленными пользователями.

Система автоматического анализа почерковых объектов Manuscript, разработанная НИИ проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Беларусь, является первой в Республике Беларусь системой, способной автоматически выполнять анализ рукописного текста и формировать экспертное заключение.

Система Manuscript предназначена для автоматического построения математической модели почерка на основе выделения и анализа устойчивых характеристик рукописного текста и позволяет осуществлять:

анализ измененности почерка в рукописном тексте, выполненном в необычных условиях;

идентификацию и дифференциацию исполнителя рукописного текста;

анализ психологического профиля личности по почерку.

Идентификация исполнителя рукописного текста заключается в разрешении вопроса: выполнены ли две рукописи одним лицом. Сравнительный анализ математических моделей двух почерков позволяет определить степень их сходства или различия и сформулировать вывод об идентичности (неидентичности), а также оценить его достоверность.

Анализ измененности почерка одного лица осуществляется путем сопоставления рукописей, выполненных в различных необычных условиях. Отклонения в системе признаков почерка позволяют оценить имеющиеся изменения, вызванные различными факторами (алкогольным, наркотическим опьянением, намеренным искажением и т.д.).

Психологический профиль личности – это своего рода портрет человека, отражающий его типологические свойства (особенности характера, наклонности, темперамент, доминирующий тип поведения и др.). Определение этих свойств опирается на ряд исследований и экспериментов по выявлению корреляционных зависимостей между устойчивыми и значимыми признаками почерка и отдельными свойствами личности.

Manuscript представляет собой многоцелевую систему, способную решать различные задачи, используя создаваемую ею математическую модель рукописного текста. Она имеет открытую модульную архитектуру, позволяющую создавать специализированные приложения целевого назначения.

 

Г.Д. Купченок, С.Г.Михайленко

ПРИЧИНЫ ЭКСПЕРТНЫХ ОШИБОК
В СУДЕБНО-ПОЧЕРКОВЕДЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ
(по материалам обобщения экспертной практики)

В теории и практике судебной экспертизы проблеме экспертных ошибок уделяется постоянное внимание. В частности, теоретические вопросы, связанные с определением сущности экспертных ошибок, разработкой научно обоснованной классификации, анализом объективных и субъективных причин, лежащих в их основе, были предметом исследования ряда авторов [1, 2]. Систематически проводимые обобщения практики производства судебных экспертиз различных классов, родов и видов позволяют выявить конкретные причины, лежащие в основе ошибочных решений, принимаемых экспертами, и определить пути их устранения.

Поскольку экспертная деятельность тесно связана с процессом доказывания, экспертные ошибки устанавливаются в результате оценки заключения эксперта в совокупности с другими доказательствами следователем и судом. Устранение экспертных ошибок осуществляется посредством назначения повторных экспертиз по основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным и гражданским процессуальным законодательством Республики Беларусь, то есть в случаях необоснованности заключения эксперта (ст.77 УПК и ст.176 ГПК), сомнения в правильности выводов эксперта (ст.77 УПК), противоречия между заключениями нескольких экспертов (ст.176 ГПК). Кроме процессуальных, практика выработала и непроцессуальные основания назначения повторных экспертиз: несогласие заинтересованного в деле лица (обвиняемого, потерпевшего, истца, ответчика и т.д.) с выводами первичной экспертизы; нерешение экспертом поставленных вопросов по существу (дача вероятных выводов и выводов о том, что решить вопрос не представилось возможным (НПВ)); указание органов прокуратуры и т.д. (Вопрос о том, насколько правомерно производство повторных экспертиз по основаниям, не предусмотренным законом, в данной статье не рассматривается, так как выходит за пределы ее тематики).

В криминалистической литературе причины возникновения экспертных ошибок подразделяются на объективные и субъективные. К числу объективных относятся те, которые не зависят от эксперта как субъекта экспертной деятельности, к числу субъективных – те, которые непосредственно связаны с образом мышления эксперта.

Наиболее типичными объективными причинами экспертных ошибок являются: отсутствие научно разработанной методики экспертного исследования, несовершенство используемой методики, неправильное применение методик, использование неисправных или не обладающих достаточной разрешающей способностью приборов и инструментов, использование неточных математических моделей решения экспертных задач программных средств [1, с.9].Субъективные причины – профессиональная некомпетентность эксперта, поверхностность проведения исследования, пренебрежение существующими методическими рекомендациями, влияние материалов дела или заключения предшествующей экспертизы, поведение судебно-следственных работников, такие черты личности, как неуверенность в своих знаниях, пренебрежительное отношение к мнению своих коллег, повышенная внушаемость и т.д. [1, с.10].

Проблема экспертных ошибок в судебном почерковедении весьма актуальна и. как свидетельствует экспертная практика, именно в судебно-почерковедческой экспертизе наиболее часто формулируются ошибочные выводы. В целом, то есть независимо от вида, типа, группы решаемых судебно-почерковедческих задач, экспертные ошибки обусловлены сложностью природы самого объекта исследования, разнообразием идентификационных и диагностических задач, а также эвристическим характером методики, что в конечном итоге не позволяет многие элементы структуры процесса экспертного исследования формализовать. Существующие же модельные методы объективизируют лишь отдельные этапы этого процесса.

Выявление, систематизация конкретных причин ошибочных выводов и определение путей их устранения возможны только в результате изучения практики производства повторных судебно-почерковедческих экспертиз. С этой целью в Научно-исследовательском институте проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы был проведен анализ повторных экспертиз за период с 1985 г. по 1994 г.

Изучению подвергались наблюдательные производства повторных судебно-почерковедческих экспертиз, выполненные в НИИПККиСЭ после экспертов экспертно-криминалистических отделов, управлений системы МВД, а также после экспертов лаборатории судебно-почерковедческих исследований НИИПККиСЭ.

В результате проведенного анализа установлено, что объектами экспертного исследования были рукописные тексты, краткие записи, подписи от имени существующих и вымышленных лиц, выполненные в обычных условиях; рукописные тексты, выполненные намеренно измененным почерком (скорописным способом и с подражанием почерку другого лица); подписи, выполненные с подражанием; подписи от имени лиц пожилого и старческого возраста, выполненные под воздействием естественных сбивающих факторов, связанных с физиологическим старением организма.

В заключениях повторных экспертиз в случаях расхождения с выводами первичных, подробно приводились причины, в силу которых экспертами были сформулированы противоположные выводы. Эти причины связаны со следующими обстоятельствами:

использованием ненадлежащих по количеству и качеству сравнительных материалов;

отсутствием анализа признаков необычного выполнения рукописных текстов и подписей, неправильным определением характера, вида, группы сбивающих факторов;

неполнотой исследования рукописных текстов и подписей, выполненных в обычных условиях;

неправильной оценкой различающихся и совпадающих признаков;

Рассмотрим подробнее основные причины, лежащие в основе ошибочных выводов.

Использование ненадлежащих по количеству и качеству сравнительных материалов.

Правильность принятия решения в судебно-почерковедческой экспертизе во многом определяется количеством и качеством образцов, представленных для сравнения. Несоблюдение методических требований, предъявляемых к сравнительным материалам, довольно-таки часто являлось причиной формулирования экспертами ошибочных выводов.

Известно, что при решении сложных задач, например при исследовании текстов, выполненных в необычных условиях, эксперт должен располагать большим объемом свободных образцов, соответствующих исследуемому объекту по времени, материалам письма и, если это возможно, по условиям выполнения. Свободные и сопоставимые экспериментальные образцы почерка (подписей) предполагаемых исполнителей позволяют провести всесторонний анализ и сравнение признаков, отобразившихся в исследуемом объекте. Вместе с тем только по одним свободным образцам не всегда формируется мнение о возможностях письменно-двигательного навыка предполагаемого исполнителя. Аналогично и исследование, проводимое лишь по экспериментальным образцам, особенно в случаях формулирования отрицательного вывода об исполнителе, практически невозможно, так как по ним нельзя в полной мере судить о пределах вариационности почерка (подписи) предполагаемого исполнителя. В данной ситуации не исключено, что варианты признаков почерка или подписей могут быть восприняты как различия. Кроме того, как свидетельствует экспертная практика, экспериментальные образцы выполняются в ряде случаев намеренно измененным почерком.

Как свидетельствуют результаты проведенного обобщения, большая часть ошибочных выводов была сформулирована из-за неполноты и недоброкачественности образцов, которыми располагали эксперты при производстве первичных экспертиз. Работа на недостаточном объеме образцов, в большинстве своем при отсутствии свободных и только на экспериментальных, не всегда сопоставимых по условиям выполнения с исследуемыми объектами, не позволяла экспертам с достоверностью судить о письменно-двигательном навыке предполагаемых исполнителей, вариационности признаков, их устойчивости. Это влекло за собой одностороннее исследование, в результате чего выявленные признаки неправильно оценивались. При проведении же повторных экспертиз на большом объеме сопоставимых по условиям выполнения свободных и экспериментальных образцов почерка и подписей, несмотря на необычность выполнения некоторых объектов, принимались достоверные решения.

Отсутствие анализа признаков необычного выполнения рукописных текстов, подписей, неправильное определение характера, вида, группы сбивающих факторов.

Известно, что на навык выполнения рукописных текстов, подписей оказывают воздействие различные сбивающие факторы: внешние (необычные материалы письма, необычная поза исполнителя), внутренние, которые не связаны с намеренным изменением письменно-двигательного навыка (стрессовое состояние, состояние алкогольного опьянения, болезненное состояние), и связанные с намеренным изменением почерка, подписи с целью их маскировки. При проведении исследования эксперт прежде всего должен установить факт выполнения рукописного текста или подписей в обычных или необычных условиях. Как свидетельствует экспертная практика, одной из причин ошибочных выводов является игнорирование признаков необычного выполнения текстов (подписей), а также неправильное определение характера, вида, группы сбивающего фактора, влияющего на процесс письма.

Так, при исследовании текстов большого объема, выполненных намеренно измененным почерком скорописным способом, экспертами не выявлялись и не подвергались оценке признаки, свидетельствующие о намеренном изменении. Нерешение данной подзадачи повлекло за собой неправильное решение основной задачи, в результате чего были сформулированы ошибочные выводы об исполнителе.

В процессе исследования текста среднего объема, выполненного с подражанием почерку конкретного лица, экспертом хотя и были выявлены диагностические признаки, но дана им неправильная оценка, так как в данном случае не подвергались тщательному изучению характер, степень проявления (выраженность) и локализация признаков необычности, было обращено внимание лишь на внешнее сходство письменных знаков и некоторые совпадения частных признаков, которые легли в основу ошибочного категорического положительного вывода об исполнителе.

В ряде случаев при исследовании подписей от имени лиц пожилого или старческого возраста признаки нарушения координации движений 1 группы экспертами рассматривались как признаки замедленного темпа, которые впоследствии объяснялись подражанием подлинным подписям. Основная причина неправильной оценки комплекса диагностических признаков, проявившихся в почерковом объекте, заключалась в том, что экспертами не уделялось должного внимания анализу диагностических признаков.

Неполнота исследования рукописных текстов и подписей, выполненных в обычных условиях.

Как свидетельствует анализ экспертной практики, эксперты при производстве первичных экспертиз не в полном объеме выявляли и изучали признаки почеркового объекта, что в последующем влияло на правильную оценку их и обоснованность формулируемого вывода. Как правило, в индивидуальную совокупность включались малоинформативные совпадающие признаки, не учитывался частичный и приблизительный характер их проявления. Имеющиеся в исследуемых объектах различающиеся признаки не выявлялись, не изучались и не оценивались с точки зрения их устойчивости, существенности, частоты встречаемости.

В подписях не анализировались все варианты подписного почерка, в результате чего в качестве различий воспринимались проявления вариационности признаков, и формулировался ошибочный отрицательный вывод.

При исследовании сходных почерков различия в частоте проявления вариантов признаков занимают основное место. Эксперты, оставив без внимания различия и не изучив в должной мере частоту проявления совпадений в исследуемом почерке и в образцах предполагаемого исполнителя, ограничивались установлением приблизительных совпадений. В случаях, когда выявлялись различия, они оценивались как несущественные варианты, не проявившиеся в представленных образцах.

Таким образом, эксперты при производстве первичных экспертиз, как правило, выявляют или только совпадающие признаки, оставляя без внимания различающиеся, или только различающиеся признаки, не анализируя совпадения. Выявление же как совпадающих, так и различающихся признаков осуществляется не в полном объеме

Неправильная оценка совпадающих и различающихся признаков.

Наиболее сложной частью экспертного исследования является заключительная оценка результатов сравнительного исследования. При оценке выявленных признаков эксперты должны учитывать их идентификационную значимость, устойчивость, независимость от необычных условий выполнения. Если в процессе исследования выявляются признаки, формально противоречащие выводу, то они обязательно должны найти отражение в заключении и соответствующим образом оценены. Так при формулировании категорического положительного вывода необходимо выяснить происхождение имеющихся различий, являются ли они результатом влияния каких-либо необычных условий выполнения рукописи (подписи) или носят ситуативный характер. При отрицательном решении вопроса наличие совпадающих признаков может быть связано с естественным сходством сравниваемых почерковых объектов, с подражанием исследуемому почерку либо подписи, с общностью групповой принадлежности сравниваемых почерковых объектов.

Анализ экспертных заключений свидетельствует о том, что к числу наиболее типичных ошибок относится включение в идентификационную совокупность признаков, имеющих низкую идентификационную значимость, отсутствие учета взаимозависимости признаков, отсутствие учета частоты встречаемости признаков в сравниваемых объектах.

Отмеченные наиболее типичные причины формулирования ошибочных выводов на практике встречаются зачастую в каком-то сочетании, в комплексе, в котором на первом месте – недостаточный объем сравнительного материала.

Сопоставление групп причин ошибочных выводов по видам объектов – текстам, кратким записям, подписям, выполненным в обычных и необычных условиях, показало, что в основном они близки и сводятся к следующему:

– в индивидуальную совокупность включаются приблизительные и частичные совпадения;

– признаки не оцениваются с точки зрения их информативности и устойчивости;

– признаки выявляются в недостаточном объеме, что ведет к неполному и одностороннему исследованию;

– однозначное выявление признаков (только совпадающих или только различающихся);

– не выявляются и не оцениваются диагностические признаки, как связанные с намеренным изменением, так и не связанные с ним, в том числе и признаки нарушения координации движений в подписях лиц пожилого и старческого возраста;

– не изучается частота проявления идентификационных частных признаков в образцах, что не позволяет оценить их устойчивость и вариационность;

– совпадающие признаки оцениваются как различия и наоборот;

– исследования проводятся на недостаточном сравнительном материале.

Кроме того, несмотря на современный уровень развития судебного почерковедения, существует еще некоторый субъективизм при оценке признаков, обусловленный как сложностью природы почерковых объектов, так и отсутствием достаточно надежных научных разработок, особенно по исследованию малообъемных почерковых объектов (кратких записей, подписей).

Результаты проведенного обобщения практики производства повторных экспертиз позволяют выработать ряд рекомендаций, соблюдение которых даст возможность избежать экспертных ошибок и повысить качество заключений:

1) более глубоко осваивать методики исследования почерковых объектов и применять их в зависимости от типа, вида, группы решаемых судебно-почерковедческих задач;

2) решение судебно-почерковедческих задач осуществлять с учетом уровневой организации этого процесса;

3) в необходимых случаях применять методики исследования, основанные на методах математической статистики и объективизирующие процессы анализа, сравнения и оценки признаков;

4) в целях повышения квалификации сотрудников продолжать практику проведения семинаров по изучению научно-методической литературы, освоению новых методов исследования и обсуждению повторных экспертиз с противоположными выводами.

Литература:

1. Белкин Р.С., Педенчук А.К. Понятие экспертных ошибок и их классификация // Общетеоретические, правовые и организационные основы судебной экспертизы. М., 1987. С. 59–66.

2. Предупреждение экспертных ошибок. М., 1990.

3. Производство повторных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях. М., 1977.

 

К.И. Таборова, Т.И. Шереметьева

ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ НЕВОЗМОЖНОСТИ РЕШЕНИЯ ВОПРОСОВ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ СУДЕБНО-ПОЧЕРКОВЕДЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ
(по материалам обобщения экспертной практики ЛСПИ)

Сложная природа почерка, обусловленная влиянием на его формирование ряда факторов, особенности конкретного объекта исследования не всегда позволяют решить идентификационную задачу по установлению исполнителя несмотря на то, что в настоящее время эксперты почерковеды располагают значительным количеством методических средств. Причины, лежащие в основе нерешенных задач, различны. Основной из них является дефицит почерковой информации, содержащейся в исследуемом почерковом объекте, который обусловлен краткостью, простотой, влиянием на процесс письма различных сбивающих факторов. Эти обстоятельства постоянно находятся в центре внимания ученых-криминалистов, которые разрабатывают новые нетрадиционные методы исследования, направленные на предельное увеличение возможностей выявления почерковой информации, содержащейся в объектах, и уменьшения роли субъективного фактора в процессе экспертного исследования. Поэтому обобщения экспертной практики, проводимые для выявления причин нерешения вопросов, имеют большое значение.

Основной задачей проведенного обобщения практики решения судебно-почерковедческих задач в форме НПВ и СНДЗ было выявление наиболее характерных и часто встречающихся нерешаемых задач, анализ причин их появления. Для этой цели были отобраны и обработаны 90 наблюдательных производств за 1991–1992 гг., в которых сформулированы выводы по форме НПВ и СНДЗ.

Наблюдательные производства анализировались:

– по классу решаемых задач (классификационные, диагностические, идентификационные);

– по виду исследуемого объекта (тексты, цифры, смешанные записи, подписи, выполненные в обычных условиях, с подражанием, от имени вымышленных лиц, установление исполнителя неподлинных подписей).

Полученные результаты распределились таким образом:

– при решении классификационных задач дано два вывода СНДЗ;

– диагностических задач – 8 (0,8%) выводов НПВ;

– идентификационных – 373 вывода НПВ и 74 СНДЗ.

Приведенные данные показывают, что подавляющее большинство нерешаемых вопросов падает на идентификационные задачи, из них 89% приходятся на подписи.

При производстве почерковедческих идентификационных экспертиз по буквенным, смешанным и цифровым текстам большого и среднего объема, выполненных как в обычных, так и в необычных условиях, выводы НПВ и СНДЗ в отношении кратких записей соответственно составили 5% и 73%.

Причины, которыми эксперты обосновывали выводы НПВ, следующие:

а) при обычных условиях выполнения:

– простота и краткость почерковых объектов, элементы замедленности, наличие совпадений и различий, оценка которых затруднена;

б) при наличии признаков необычного выполнения:

– простота, краткость почерковых объектов, замедленность, снижение координации движений, наличие двух противоречивых групп признаков;

– простота строения, краткость, наличие совпадений и различий, которые невозможно оценить однозначно из-за отсутствия или недостаточного количества сопоставимых по условиям выполнения образцов почерка.

Причины, обусловившие СНДЗ по кратким записям, такие:

– простота, краткость исследуемых объектов (отдельные цифры в числах, слова, буквосочетания), выполненных замедленными движениями;

– простота, краткость, подрисовки, обводка, использование штрихов и элементов других букв;

– несопоставимость объектов исследования между собой, отсутствие сопоставимого сравнительного материала.

Как отмечалось выше, большинство из нерешенных идентификационных задач приходится на исследование подписей (89% НПВ, 27% СНДЗ).

Выводы НПВ распределились таким образом:

а) о подлинности подписей не решено 6% вопросов;

б) при установлении исполнителя неподлинных подписей, в том числе выполненных с подражанием, – 97%;

в) при установлении исполнителя подписей от имени вымышленных лиц – 90%.

Главные причины, которые не позволили экспертам решить вопросы в категорической форме, следующие:

– простота, краткость подписей, замедленность темпа, наличие двух противоречивых групп признаков;

– простота, снижение координации движений, выполнение подписей с подражанием подлинным подписям;

– простота, краткость, наличие у предполагаемых исполнителей высоковыработанных почерков с совершенной системой движений.

Причины СНДЗ в отношении подписей:

– простота (упрощенность) строения, нечеткость (нечитаемость), выполнение разрозненными замедленными безбуквенными штрихами;

– несопоставимость исследуемых подписей между собой по транскрипции, несопоставимость с представленными образцами предполагаемых исполнителей.

Изучение практики исследования подписей показало, что наибольшее количество выводов НПВ приходится на установление исполнителя неподлинных подписей.

Проанализировав результаты проведенного обобщения экспертной практики, были сделаны следующие выводы:

– заключения экспертов в выводами НПВ, СНДЗ обоснованны, причины нерешения вопросов изложены достаточно полно, и по описанию (в большей или меньшей степени) можно судить о сложившейся экспертной ситуации;

– рекомендации предыдущего обобщения до дифференциации выводов НПВ и СНДЗ выполняются и эксперты руководствуются ранее разработанными критериями при формулировании этих выводов (в первом случае, когда исследование почеркового объекта по разным причинам не приводит к решению задачи, во втором – в объекте не содержится индивидуальной почерковой информации исполнителя и дальнейшее исследование не проводится).

Наиболее типичными нерешаемыми задачами в настоящий период являются:

– установление конкретного сбивающего фактора (при решении диагностических задач);

– установление (исключение) исполнителя кратких записей, выполненных в обычных и необычных условиях;

– установление исполнителя неподлинных подписей.

Основные причины составления СНДЗ:

– несоответствие объекта исследования условиям применения методики по установлению пола, возраста исполнителя;

– краткость, простота (упрощенность) подписей, подрисовки и обводка, использование штрихов других записей, замедленность темпа;

– несопоставимость почерковых объектов между собой (по буквенному составу, по способу написания), а также сравнительного материала и объектов исследования.

Перечисленные причины в большинстве своем носят объективный характер. Их основу, по-прежнему, составляют дефицит или отсутствие почерковой информации объекта исследования, что не позволяет идентифицировать почерк конкретного исполнителя. Второй момент – неразработанность методик по решению сложных почерковедческих задач, недостаточная эффективность имеющихся.

В целях совершенствования практики производства судебно-почерковедческих экспертиз и сокращения количества нерешенных вопросов нужно более тщательно подходить к вопросу о формулировании выводов НПВ и СНДЗ, продолжать использовать имеющиеся в распоряжении экспертов различные приемы и методические средства, позволяющие извлекать дополнительную информацию.

 

Г.Д. Купченок

АНАЛИЗ ПРАКТИКИ РЕЦЕНЗИРОВАНИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЙ СУДЕБНО-ПОЧЕРКОВЕДЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ (1991–1994 гг.)

Рецензирование заключений является одной из эффективных форм учебно-методической работы, которая охватывает значительное количество вопросов, связанных как с применением различных положений общей методики производства экспертиз, так и частных методов исследования разнообразных объектов.

Оно направлено на постоянное совершенствование профессионального мастерства экспертов и улучшение качества заключений, повышение научной обоснованности выводов и их доказательственного значения.

Исходя из этого, рецензия должна содержать развернутую характеристику каждого из изученных заключений с точки зрения соблюдения экспертом как требований процессуального законодательства и ведомственных нормативных актов, регламентирующих порядок производства экспертиз, так и методических требований применительно к отдельным его частям: вводной, исследовательской и “Выводам”.

Практика рецензирования заключений может изучаться как в общем, охватывая все стороны этой деятельности, так и касаться отдельных позиций в зависимости от поставленной цели.

В лаборатории судебно-почерковедческих исследований Научно-исследовательского института проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы в 1990 г. было проведено обобщение практики рецензирования заключений судебно-экспертных учреждений системы Министерства юстиции СССР с целью изучения отдельного вопроса, связанного с применением Методических рекомендаций решения судебно-почерковедческих диагностических задач и выявления наиболее типичных недостатков, допускаемых экспертами при решении таких задач и составлении заключений.

Результаты обобщения с разработанными рекомендациями были опубликованы и направлены в различные судебно-экспертные учреждения для использования в практике.

Изучение практики рецензирования заключений включает в себя не только анализ отмечаемых в рецензиях недостатков с учетом специфических особенностей объектов и различных экспертных ситуаций, т.е. анализ качественной стороны рецензируемых заключений. Это изучение охватывает и качественную сторону самих рецензий, выявление имеющихся недостатков и неточностей методического характера, допускаемых при их составлении.

Таким образом, с одной стороны, рецензия отражает профессиональный уровень эксперта, составившего заключение, с другой – профессиональный уровень эксперта, составившего рецензию.

Для получения представления о современном состоянии практики рецензирования было признано целесообразным проведение такого рода обобщения.

Целью этого обобщения является:

– анализ качественной стороны экспертных заключений по результатам изучения рецензий за 1991–1994 гг., выявление типичных недостатков в изложении и оформлении результатов исследования;

– изучение качественной стороны рецензий, выявление недостатков методического характера, допускаемых при их составлении;

– выработка на этой основе ряда практических рекомендаций, направленных на совершенствование экспертной деятельности, практики рецензирования заключений судебно-почерковедческой экспертизы как формы методической работы.

Для достижения поставленной цели было изучено 22 рецензии на 115 заключений за период с 1991 г. по 1994 г., из них 14 рецензий на 43 заключения согласно планам внешнего рецензирования и 8 рецензий на 72 заключения согласно планам внутреннего рецензирования, а также протоколы производственных совещаний, на которых обсуждались рецензии из других судебно-экспертных учреждений на заключения экспертов лаборатории судебно-почерковедческих исследований.

Для фиксирования необходимой информации, полученной в результате изучения материалов, были разработаны 2 таблицы, графы которых отражали:

1 – недостатки, отмеченные в рецензиях на заключения экспертов лаборатории судебно-почерковедческих исследований и относящиеся к вводной части заключения; описанию характеристики исследуемых объектов и процесса сравнительного исследования; выбору признаков, положенных в обоснование вывода; синтезирующей части заключения; выводам; фотоиллюстрациям;

2 – недостатки, допускаемые рецензентами при составлении рецензий, касающиеся соблюдения методических рекомендаций, связанных с общими сведениями о поступивших на рецензирование экспертизах и рецензентах; оценки заключений в целом; вводной, исследовательской и синтезирующей частей заключений и выводов; а также выводов и рекомендаций, предложенных рецензентом по результатам рецензирования.

I. Анализируя содержание рецензий, следует констатировать, что общая оценка всех рецензируемых заключений положительная и даже высокая. Рецензенты отмечают, что все изучаемые заключения составлены с соблюдением норм процессуального законодательства и методических требований, предъявляемых к производству судебно-почерковедческих экспертиз.

Во вводной части заключений четко и полно описываются объекты исследования и сравнительный материал, вопросы формулируются в соответствии с постановлением (определением) о назначении экспертизы или переформулируются в соответствии со специальными познаниями эксперта.

В исследовательской части заключений рецензенты оценивают качество работы эксперта, учитывая при этом: правильность выбора методов и методик исследования; соблюдение условий применения методик; взаимосвязь между отдельными этапами исследования; соблюдение терминологической точности в описании; полноту и соответствие проведенного исследования задачам, поставленным перед экспертом; качество имеющихся иллюстраций.

При оценке обоснованности выводов рецензенты отмечают их соответствие поставленным вопросам, результатам исследования, последовательность и четкость изложения.

Выводы и рекомендации, в основном, излагаются полно и вытекают из содержания самой рецензии.

Вместе с тем в рецензиях отмечается ряд недостатков, которые касаются оформления всех частей заключений и являются типичными, неоднократно повторяющимися в нескольких рецензиях.

Составление вводной части заключений и “Выводов” не вызывает у экспертов затруднений и существенных замечаний, неточностей, кроме встречающихся отдельных, нет.

По исследовательской части заключений выявлены следующие типичные недостатки:

1. Не составляются разработки частных и в отдельных случаях диагностических признаков с учетом уровней построения письма. Отсутствие разработок диагностических признаков не позволяет экспертам более полно изучить диагностическую информацию в почерковом объекте и приводит к нарушению методических требований в плане изложения результатов исследования и оценки диагностических признаков.

2. Отсутствует оценка диагностических признаков объекта (текста, подписи), выявленных в процессе раздельного исследования и констатация факта необычности.

3. Для обоснования категорических положительных и отрицательных выводов в совокупность включается излишне большое количество признаков.

4. Не соблюдается общепринятая последовательность описания общих и частных признаков.

5. Имеет место нечеткая разметка признаков на прилагаемых фототаблицах.

Таким образом, наличие отмеченных недостатков свидетельствует о том, что они не принимаются во внимание и не устраняются на практике, что в комплексе с другими отдельными замечаниями и неточностями по конкретным заключениям влияет на качество заключений.

II. Изучение как внешних, так и внутренних рецензий показало, что все рецензии составляются в соответствии с существующими методическими требованиями.

В рецензиях достаточно полно отражаются как положительные стороны заключений, так и имеющиеся в них недостатки, дается анализ этих недостатков.

Поскольку основной целью рецензирования является оказание методической помощи, большинство изученных рецензий заканчивается рекомендациями методического или организационного характера.

Изложенное свидетельствует о высоком профессиональном уровне рецензентов. Однако несмотря на это изучение рецензий показало, что рецензирование не лишено ряда недостатков.

1. Представляется нецелесообразным загромождать рецензию составлением таблицы, в которой содержатся сведения о номере заключения; объектах и характере исследования, форме выводов, количестве объектов, строках производства экспертиз, наличии фотоиллюстраций, тем более, что эта информация повторяется далее по тексту рецензии.

2. Наличие терминологической неточности в плане оценки соответствия “Выводов” исследовательской части заключения.

Представляется, что соответствие выводов определяется не только количественным соотношением пунктов, но и содержанием, даже если в заключении один пункт исследования. Например, во внешних рецензиях отмечалось несоответствие выводов исследовательской части заключения относительно формы суждений эксперта: в исследовательской части вероятная, в “Выводах” – категорическая.

3. Недостаточно четко и полно излагаются замечания.

4. При повторном рецензировании заключений экспертов в ряде рецензий отсутствуют сведения об устранении недостатков, отмеченных в предыдущей рецензии, или о том, что таких замечаний не имелось.

5. В ряде рецензий в качестве выводов и рекомендаций отмечается, что сделанные замечания легко устраняются в практической деятельности без ссылки на соответствующую методическую литературу.

Таким образом, обобщение практики рецензирования заключений судебно-почерковедческих экспертиз показало, что при составлении заключений эксперты руководствуются положениями методики судебно-почерковедческой экспертизы, а при составлении рецензий – соответствующими методическими рекомендациями.

Кроме того, оно позволило выявить типичные недостатки, касающиеся изложения результатов исследования в заключениях экспертов, а также недостатки, встречающиеся при составлении рецензий.

Для устранения выявленных недостатков считаем целесообразным предложить следующие рекомендации практического характера.

1. В целях повышения качества заключений судебно-почерковедческих экспертиз необходимо:

– наиболее широко внедрять в практику внутреннее рецензирование и, по возможности, внешнее. В связи с этим целесообразно подготовить перспективный план рецензирования заключений, предусматривающий периодичность рецензирования;

– принимать во внимание отмеченные в рецензиях существенные замечания и устранять их в своей практической деятельности;

– организовывать повторное рецензирование заключений;

– на рецензирование представлять заключения, в которых отражены результаты решения разнообразных задач с учетом особенностей почерковых объектов, в том числе и по наиболее сложным исследованиям, выполненным с применением тех или иных нетрадиционных методик, в целях оказания более эффективной помощи эксперту;

– организовывать тематическое рецензирование заключений по решению типичных судебно-почерковедческих задач.

2. В целях повышения качества рецензий рецензентам необходимо:

– отмечая недостатки, давать четкие и обоснованные рекомендации со ссылкой на методические материалы;

– в целях повышения эффективности рецензирования анализировать предыдущие рецензии в тех случаях, когда заключения направляются на повторное рецензирование. Это даст возможность обоснованно и целенаправленно сформулировать рекомендации по устранению выявленных недостатков;

– при рецензировании заключений экспертов с небольшим стажем работы отмечать в рецензиях все недостатки и неточности, допускаемые при наименовании и конкретизации частных признаков, с подробным их разбором и приведением правильных формулировок;

– излагать полно общие выводы и рекомендации, которые должны вытекать из содержания самой рецензии. Они должны включать в себя рекомендации методического характера, предусматривающие изучение соответствующей методической литературы, а также мероприятия организационного характера (проведение практических занятий, повторное рецензирование и т.д.), поскольку основной целью рецензирования является оказание методической помощи.

 

О.С. Борисова

ИССЛЕДОВАНИЕ ТЕКСТА ЛИЦА,
ОТКАЗЫВАЮЩЕГОСЯ ОТ СВОЕГО АВТОРСТВА

В процессе расследования уголовных дел нередки случаи отказа обвиняемых от авторства явки с повинной. Как правило, они утверждают, что данный документ был ими написан под диктовку следователя, который путем всяческих угроз и физического насилия вынуждал это сделать.

В аналогичной ситуации по делу К., обвиняемого в убийстве гражданки Б., на исследование поступила его явка с повинной. Необходимо было установить, является ли К. автором этого документа или текст полностью либо частично продиктован ему кем-то другим, а также находился ли К. в момент написания явки с повинной в необычном психофизиологическом состоянии. Исследование проводилось специалистами в области судебного почерковедения и автороведения, которые использовали также специальные познания в смежных науках: лингвистике и физиологии. В результате были выявлены многочисленные признаки необычности в письменной речи (незавершаемость мысли, выражающаяся в незавершенности предложения, пропуск слов в предложениях) и признаки нарушения координации движений 1 группы в почерке. В образцах К. диагностические признаки в почерке проявились в меньшей степени, чем в явке с повинной, а в письменной речи вышеуказанные признаки необычности отсутствовали и отмечалось меньшее количество орфографических ошибок. При сравнении образцов письменной речи К. и текста явки с повинной многочисленные различия касались только указанных диагностических признаков. Совпадающие же признаки письменной речи были многочисленны и достаточны для вывода о том, что автором явки с повинной является К.

Оценивая в комплексе малочисленные признаки необычности в письменной речи автора явки с повинной и проявившиеся в большей степени, чем в образцах, признаки необычности в его почерке, эксперты пришли к выводу о том, что явка с повинной выполнялась К., вероятно, в каких-то необычных условиях, носящих временный характер и связанных с усилением процессов возбуждения.

В процессе автороведческого исследования было отмечено, что последнее предложение отличалось от остального текста явки с повинной более высоким уровнем развития речевой культуры его автора. Этому противоречил довольно низкий уровень развития орфографических навыков. При сравнении текста данного предложения с образцами письменной речи К. установлено совпадение уровня развития орфографических навыков и различие уровня речевой культуры (в образцах значительно ниже). Так, например, автор последнего предложения использовал такие лексико-синтаксические средства, как: "написал сопственноручно", "без психического и физиологического воздействия со стороны пракуратуры и милиции", а К. в аналогичной речевой ситуации: "написал своеручно", "он меня терризировал психически" и т.п. Основываясь на полученных данных, эксперт-авторовед пришел к выводу, что последнее предложение продиктовано К. кем-то другим.

Таким образом, путем проведения совместных автороведческих и почерковедческих исследований и с помощью специальных знаний в области лингвистики и физиологии экспертам удалось решить поставленные перед ними нестандартные вопросы.

 

C.М.Кульчицкий

ОЦЕНКА СУДОМ ПОВТОРНЫХ
СУДЕБНО-ПОЧЕРКОВЕДЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ
(случай из практики)

В соответствии со ст. 34 ГПК "суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении в судебном заседании всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и социалистическим правосознанием".

Объективная оценка доказательств судом имеет большое значение для вынесения законного и обоснованного решения по рассматриваемому делу.

Заключение эксперта, как и любые другие источники доказательств, оцениваются судом по внутреннему убеждению.

В судебном заседании суд оценивает, какое значение для рассматриваемого дела имеет установленный экспертом факт, подтверждает или опровергает он данные, послужившие предметом доказывания, в какой связи с другими доказательствами относительно этих фактов он находится, какую роль для формирования внутреннего убеждения судей имеет заключение эксперта.

В случае противоречия выводов эксперта другим доказательствам суд путем допросов истца, ответчика, свидетелей, изучения имеющихся материалов должен оценить достоверность данных, установленных при производстве экспертизы.

Само по себе противоречие выводов эксперта другим доказательствам еще не свидетельствует об ошибочности выводов эксперта, они могут быть истинными и свидетельствовать о недостоверности других доказательств (например, показаний истцов, свидетелей и др.).

Для устранения противоречий суд может также назначить повторную экспертизу.

В ч. II ст. 176 ГПК сказано, что “в случае несогласия с заключением эксперта по мотиву необоснованности, а также в случае противоречий между заключениями нескольких экспертов суд (судья) может назначить повторную экспертизу, поручив ее проведение другому эксперту или другим экспертам".

Необоснованность заключения предполагает наличие в нем недостатков, вызывающих сомнение в правильности выводов эксперта.

Противоречия между заключениями экспертов состоят в даче ими противоречивых выводов по одним и тем же объектам.

Однако назначение повторной экспертизы в подобных случаях не является обязанностью для суда, который учитывает при этом следующие обстоятельства: значение выводов эксперта для разрешения дела, влияние недостатков проведения экспертизы на правильность выводов эксперта (они могут и не повлиять на них), возможность выяснения обстоятельств, устанавливаемых при производстве экспертизы с помощью других доказательств, без назначения повторной экспертизы.

Наряду с вышеуказанными основаниями, анализ судебной практики свидетельствует о том, что наиболее часто они назначаются в случаях противоречия заключения эксперта другим доказательствам по делу, т.е. по основанию, не указанному в ст. 176 ГПК.

Такое противоречие еще не свидетельствует об ошибочности выводов эксперта, в большинстве случаев при производстве повторной экспертизы их выводы подтверждаются. Поэтому суд, использую данные заключения экспертов и другие доказательства, устанавливает противоречие материалам дела именно тех доказательств, которые первоначально послужили основанием для назначения повторной экспертизы.

Нами проанализировано 10 повторных судебно-почерковедческих экспертиз, назначенных судами, изучена практика оценки их судами.

Анализ данных свидетельствует о том, что в четырех случаях выводы первичных и повторных экспертиз совпали, в четырех – были даны несовпадающие выводы, в двух – противоположные выводы.

Причины несовпадения и расхождения выводов первичных и повторных экспертиз обычно объясняются различной оценкой выявленных признаков, отсутствием достаточного объема образцов почерка и подписей предполагаемых исполнителей, неприменением экспертом необходимых методов исследования и т.д.

При оценке заключений повторных экспертиз с несовпавшими или противоположными выводами (относительно выводов первичной экспертизы) суд уделяет особое внимание именно анализу причин, обусловивших дачу таких выводов.

Если суд признает обоснованными выводы повторной экспертизы, он, оценивая заключение эксперта в совокупности с другими доказательствами, вправе использовать его в качестве доказательства.

Рассмотрим пример.

Куликовский М.К. обратился в суд с иском к Кобринскому горсобесу о взыскании 115 руб. 12 коп. Он категорически отрицал получение пенсии за март 1986г. и просил назначить почерковедческую экспертизу.

Проведенной в ЭКО Брестского облисполкома судебно-почерковедческой экспертизой не представилось возможности решить вопрос о подлинности подписи от имени Куликовского М.К.

При производстве повторной экспертизы эксперты пришли к категорическому положительному выводу. Он имел большое значение для суда, который использовал его при вынесении решения, где указано: "Из заключения почерковедческой экспертизы усматривается, что в ведомости на выплату пенсий за март 1986 г. подпись от имени Куликовского М.К. выполнена самим Куликовским М.К., что объективно подтверждает показания свидетеля Кравчук Т.А. При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения иска не имеется".

Таким образом, выводы эксперта вместе с показаниями свидетеля способствовали правильному разрешению дела.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что суды используют заключения повторных экспертиз в качестве источника доказательств и им дается оценка в решениях судов.

(Архив нарсуда Кобринского р-на и г. Кобрина Брестской обл. Гражданское дело № 2-42-87г. (по иску Куликовского М.К. к Кобринскому горсобесу о взыскании 115 руб. 12 коп.).