Skip to main content

О недостатках оформления и назначения судебных экспертиз

Главная » Публикации » Наши издания » 1995 год » О недостатках оформления и назначения судебных экспертиз

 

О недостатках оформления и назначения судебных экспертиз. Обобщение практики производства повторных судебных экспертиз: Информационное письмо. –
Мн.: НИИПККиСЭ, 1995. – 40 c.

 

Редактор: Коташвили В. В.
Корректор Грекова Т. К.
Компьютерная верстка Позняк О. А.

Эффективность борьбы с преступностью, осуществляемая правоохранительными органами, во многом зависит от уровня проведения судебной экспертизы. Экспертная деятельность требует не только соответствующей научно-методической разработанности, опыта и квалификации эксперта, но и соблюдения правил оформления материалов, направляемых на экспертное исследование. В тех случаях, когда материалы подготовлены с нарушением установленных методических требований, эксперты вынуждены направлять органу, назначившему экспертизу, ходатайство, что удлиняет сроки производства экспертизы, затрудняет проведение исследований, а иногда и делает невозможным решение экспертных задач. Нередко заявленные ходатайства эксперта либо выполняются не в полном объеме, либо вообще не выполняются. В таких случаях производство экспертизы становится невозможным и эксперты вынуждены возвращать материалы экспертизы органу, назначившему ее, без исполнения. Анализ экспертной практики свидетельствует о том, что количество материалов, возвращаемых без проведения экспертного исследования, по причине неудовлетворения ходатайств, достигает 58% в год от общего количества поступивших в НИИПККиСЭ материалов.

Проводимые в лабораториях института обобщения экспертной практики и анализ недостатков, допускаемых при назначении экспертиз, позволили выявить наиболее типичные недостатки и выработать рекомендации, направленные на их устранение. Внимания требует также вопрос своевременного возврата органам, назначившим экспертизу, представленных экспертам вещественных доказательств по завершении экспертного исследования.

 

Лаборатория судебно-почерковедческих исследований

 

Результаты анализа недостатков, допущенных
судебно-следственными органами при назначении судебно-
почерковедческих экспертиз за период 1992
1993 гг.

В 1992 г. в лабораторию судебно-почерковедческих исследований поступило 462 экспертизы; в 1993 г.552; из них было заявлено ходатайств соответственно 85 (что составило 18,4% от числа поступивших материалов) и 90 (16,3%).

Из-за несоблюдения правил подготовки материалов на судебно-почерковедческую экспертизу по каждой пятой (1992 г.) и по каждой шестой (1993 г.) экспертизе невозможно было сразу приступить к исследованию.

По 10 экспертизам в 1992 г. (2,2% от числа поступивших) и по 9 в 1993 г. (1,6%) ходатайства не были удовлетворены и материалы возвращены органам, их назначившим, без исполнения.

В нижеследующей таблице показано, сколько, из каких органов поступило в лабораторию материалов, количество направленных ходатайств и материалов, возвращенных без исполнения.

№ п/п

Наименование органа, от которого поступили материалы

Количество поступивших материалов

Заявлено ходатайств

Возвращено б/и

1992 г.

1.

Прокуратура

130

22 (17%)

 

2.

Органы военной юстиции

6

 

 

3.

Органы МВД

66

26 (39%)

2

4.

Суд

88

35 (40%)

8

5.

КГБ

4

1 (25%)

 

1993 г.

1.

Прокуратура

164

36 (22%)

 

2.

Органы военной юстиции

4

1

1

3.

Органы МВД

283

14 (5%)

1

4.

Суд

72

34 (47%)

7

5.

КГБ

7

4 (57%)

 

6.

Прочие

9

1 (11%)

 

Анализ приведенных в таблице данных показывает:

количество материалов, поступивших из органов МВД, увеличилось на 217, при этом количество ходатайств уменьшилось на 12 (34%);

два ходатайства в 1992 г. и одно в 1993 г. органами МВД не выполнены и материалы по этим делам возвращены без исполнения;

по судебным органам показатели ухудшились, в 1993 г. из судов поступило на 16 материалов меньше, а количество заявленных ходатайств осталось практически на прежнем уровне, что составило на 7% больше, чем в 1992 г. Необходимо отметить, что эти показатели ухудшились и по сравнению с данными предыдущего обобщения;

не выполнены судами в 1992 г.8 ходатайств, в 1993 г.7, материалы по ним возвращены без исполнения;

из органов военной юстиции, КГБ поступило незначительное количество материалов, и ходатайства по ним составили низкий процент от их общего числа; 1 ходатайство, направленное органам военной юстиции, не было выполнено, и материалы были возвращены без исполнения.

Следует отметить, что количество материалов, поступивших в лабораторию в 1993 г., по сравнению с 1989 г. увеличилось на 239; количество ходатайств снизилось на 73 (или на 35,78%).

Анализ данных по районам показал, что количество недостатков при оформлении материалов на судебно-почерковедческую экспертизу допускается примерно везде одинаковое (от 1 до 5).

П.1.2. Инструкции о порядке производства судебных экспертиз в научно-исследовательском институте судебных экспертиз Министерства юстиции БССР (1988 г.) предусматривает месячный срок для выполнения ходатайств, в противном случае материалы дела возвращаются без исполнения.

Как показывает анализ наблюдательных производств, ответы на запросы поступают не всегда в установленный срок. Так, в 1992 г. с нарушением этого срока были получены ответы на ходатайства: из РОВД3, прокуратуры2, народных судов9; в 1993 г. из РОВД2, прокуратуры2, народных судов – 6.

Возвращаются без исполнения, как правило, материалы, находящиеся в лаборатории свыше 1,5 месяцев.

Проведенное обобщение позволило проанализировать причины заявления ходатайств и выделить наиболее типичные из них. Они составили 2 группы:

I – это материалы, оформленные надлежащим образом, однако лицо, направляющее материалы на экспертизу, не всегда может определить достаточность сравнительного материала, особенно по сложным объектам. В таких случаях при наличии большого количества сравнительного материала запрашиваются еще дополнительно свободные или экспериментальные образцы почерка (подписи).

II – материалы, оформленные ненадлежащим образом, по которым были выделены следующие наиболее типичные причины, послужившие основанием направления ходатайств.

1. Неправильная постановка вопросов

Не формулируется вопрос о подлинности подписи. Согласно методике исследования подписей, первым этапом исследования подписей от имени существующих лиц (исключая неграмотных или вымышленных) является исследование их на подлинность. Лишь установив, что подпись неподлинная, решается вопрос, не выполнена ли она кем-либо из предполагаемых исполнителей.

Так, из прокуратуры Республики Беларусь (следователь Домурадов О.И.) поступили материалы в отношении Бизюка И.Р., исследованию подлежала подпись от имени Иванца В.А., однако вопрос о ее подлинности поставлен не был и образцы Иванца В.А. отсутствовали (эксп. № 3244 от 17. XII.92 г.).

2. Неполнота и неточность поставленных вопросов

При направлении на экспертизу материалов, связанных с исследованием расписок, заявлений, р/ордеров, часто ставится вопрос только об исполнителе текстов этих документов, а вопрос о подписи опускается. В таких случаях эксперт, как правило, в соответствии со ст.190 УПК или со ст. 53 ГПК решает этот вопрос по инициативе. Вместе с тем формулирование вопроса в отношении подписи необходимо, т.к. в экспертной практике встречаются случаи, когда текст документа и подпись выполняются разными лицами. Неполнота исследования в таком случае может повлечь судебную ошибку. К примеру, из суда Октябрьского района г. Минска (судья Риштовская) на исследование поступило заявление, в котором стоял вопрос только в отношении текста. Вопрос об исполнителе подписи решался по инициативе эксперта.

В вопросах не всегда указывается месторасположение исследуемых объектов (эксп. №№: 254, 2228, 3584 за 1992 г.), вопросы формулируются нечетков определении суда Полоцкого района о назначении экспертизы от 19 февраля 1992 г. (судья Левина Г.М.) стоит вопрос : "Выполнены ли расписки от 12 мая и 16 июня 1988 года ..."; после уточнения экспертом задания выяснилось, что судья имел в виду тексты и подписи (№ 1252-92 г.). Вследствие неясности поставленных вопросов задание уточнялось в 1992 г. по 9 материалам, поступившим из:

СО Первомайского РОВД г. Минска (след. Петко В.В., эксп. № 3559);

УВД Гомельского облисполкома (Шевченко А.А., № 2272);

Хозяйственного суда Минской области (Сачко Г.А., № 2154);

Прокуратуры Витебской области (Кажданов Л.Б., № 1511);

СО Фрунзенского РОВД г. Минска (Черевано Е.Е., № 3584)

СО Жодинского ГОВД (Терентьев В.П., № 254)

Прокуратуры Минского района (Клопов В.Б., № 2395);

в 1993 г.по 6, поступившим из:

суда Советского района г. Минска (судья Гучок В.И., № 590);

СО Фрунзенского РОВД г. Минска (Кострыкин В.В., № 3903);

Прокуратуры Гродненской области (Абрамович А.П., № 3091);

Прокуратуры Ельского района Гомельской области (Холявкин В.Н., № 3327/3345);

суда г. Витебска (Дедковская С.Е., № 1655).

3. Отсутствие или недостаточное количество свободных образцов почерка (подписей)

Свободные образцы почерка (подписи)это такие образцы, которые выполняются до возникновения дела, по которому проводится экспертиза, вне связи с ним. Они являются наиболее ценным сравнительным материалом, так как выполняются в привычных для пишущего условиях, без намеренного искажения. Поэтому отсутствие свободных образцов затрудняет процесс исследования, а иногда и делает его невозможным.

Вместе с тем в распоряжение эксперта часто представляют лишь экспериментальные образцы почерка (подписи) и то в недостаточном количестве. Так, из прокуратуры Гродненской области (след. Абрамович И.П., эксп. № 1409-93 г.), из суда Бешенковичского района (судья Семенькова К.Ф., эксп. № 354-93 г.) в качестве сравнительного материала поступили только экспериментальные образцы на 1 листе от имени каждого лица.

4. Отсутствие свободных и экспериментальных образцов, сопоставимых по содержанию, условиям, целевому назначению, времени и способу выполнения

При производстве экспертиз, поступивших из СО Осиповичского ГРОВД (следователь Гончаров М.В., эксп. № 187-93), из прокуратуры Брестской области (след. Дворак М.Н., эксп. № 3224-93 г.), исследовались тексты анонимных писем, выполненные с подражанием печатному шрифту, однако, сопоставимые образцы почерка отсутствовали.

По материалам, поступившим из прокуратуры Гомельской области (след. Чумаков А.Н., эксп. № 1999-92 г.), из СО Фрунзенского РОВД г. Минска (след. Октысюк М.В., эксп. № 723-93 г.), были запрошены СО почерка, т.к. экспериментальные были выполнены намеренно измененным почерком.

По многим экспертизам запрашивались экспериментальные образцы почерка и подписи, сопоставимые по транскрипции, темпу, условиям выполнения.

5. Недостоверность свободных образцов

При оформлении материалов на экспертизу необходимо тщательно проверять достоверность свободных образцов почерка (подписей). Для этого свободные образцы предъявляются лицу, от имени которого они значатся, и удостоверяются им. Несоблюдение этого требования может повлечь экспертную ошибку.

Недостоверные образцы были представлены из: суда г. Борисова (судья Кабецкий В.В., эксп. № 1408-93 г.), суда Бешенковичского района (судья Семенькова К.Ф., № 1047-93 г.), СО Фрунзенского РОВД г. Минска (след. Столяр И.И., № 2682-92г.), РОВД Мядельского района (след. Морозов В.С., № 740-92 г.), суда Воложинского района Минской области (судья Хаткевич Е.В., № 628-92 г.).

6. Отсутствие сведений, имеющих значение для судебно-почерковедческой экспертизы

При назначении судебно-почерковедческой экспертизы по делам, в которых исследуемым объектом являются подписи в завещаниях, необходимо учитывать специфику подготовки материалов.

Как известно, подпись сама по себекраткий почерковый объект. Исследование подписей в завещаниях осложняется тем, что эти подписи, как правило, выполняются лицами пожилого или старческого возраста, в ряде случаев имеют место какие-либо необычные условия выполнения подписи (лежа, стоя, сидя на кровати), болезненное состояние, нарушение зрения и т.д. В таких подписях объем почерковой информации снижается. Известно, что при оформлении завещания завещателем одновременно в одних условиях выполняются 3 подписив 2-х экземплярах завещания и в книге регистрации нотариальных действий. На экспертизу же, как правило, направляется один из экземпляров завещания. Поэтому для расширения объема графической информации в исследуемой подписи практика пошла по пути исследования всех трех подписей одновременно. Таким образом, основную массу ходатайств по этой категории дел составляли запросы о необходимости представления второго (первого) экземпляра завещания и книги регистрации нотариальных действий.

Кроме того, по делам этой категории направлялись ходатайства и о представлении других данных, необходимых для производства экспертиз. Например, сведений о возрасте, состоянии здоровья завещателя в момент выполнения исследуемых подписей, образовании.

 

Лаборатория судебно-экономических экспертиз

Недостатки, допускаемые следователями и судьями
при назначении судебно-экономических экспертиз (1994 г.)

На разрешение экспертов-бухгалтеров ставятся вопросы справочного характера, для чего достаточно получить справку соответствующей организации.

Суд Октябрьского района г. Витебска в определении о назначении судебно-бухгалтерской экспертизы по уголовному делу по обвинению Калитуха С.Д. поставил 16 вопросов в основном такого содержания:

Кем должна определяться сумма оплаты по установке терморегуляторов на государственном предприятии и на предприятиях, основанных на негосударственной форме собственности, как и между кем эти суммы распределяются?

Кому предоставлено право определять применение того или иного повышающего коэффициента (индексации цен)?

Если работа по опрессовке водонагревателя выполнена в ЖЭУ рабочими ЖЭУ, должна ли быть произведена ему за это оплата дополнительно к его заработной плате и в каком размере? Если оплата должна быть произведена, то с каких средств?

Следствием, как правило, ставится вопрос: “Правильны ли выводы ревизии о размере ущерба, причиненного предприятию (организации)?”, хотя для его разрешения требуется производство повторной ревизии. Производить ревизии эксперты-бухгалтера не имеют права, что оговорено в инструкции о производстве судебно-бухгалтерских экспертиз, утвержденной Министерством юстиции БССР 24 мая 1974 г.

Суд г. Молодечно (судья Козлов Е.В.) прислал для производства судебно-бухгалтерской экспертизы только определение от 28.09.94 г. по гражданскому делу Рынкевича В.В. в НПКФ "Синтез", вследствие чего пришлось посылать ходатайство о представлении на экспертизу материалов гражданского дела.

Однако по получении материалов не представилось возможным дать заключение на поставленные вопросы, поскольку для их разрешения требовалось производство ревизии, а не судебно-бухгалтерской экспертизы.

 

Лаборатория криминалистических экспертиз материалов, веществ, изделий и биологических исследований

Недостатки, наиболее часто встречающиеся
при назначении экспертизы материалов, веществ,
изделий и биологических исследований

1. Не указывается время изъятия в/д. В/д поступают без пояснительных надписей.

2. Часто отсутствует раздельная упаковка в/д, в том числе и микрочастиц ЛКП. Происходит смешение и порча.

3. Нарушаются правила упаковки. В/д не просушиваются и упаковываются в полиэтилен. В/д по экспертизе ГСМ, наоборот, требуется упаковывать в полиэтиленовые мешки.

4. Неправильное изъятие в/д:

ногтевые срезы берутся через длительный промежуток времени и срезаются многократно, не круговым движением;

одежда изымается через длительный промежуток времени после стирки и чистки;

сожженные остатки и орудия преступления не упаковываются в картонные коробки;

лакокрасочные покрытия (микрочастицы) ни в коем случае не должны быть приклеены на дактопленку, а упакованы раздельно в небольшие конверты.

5. По почвоведческой экспертизе четко не локализуются участки местности и не представляются сравнительные образцы.

6. Четко не локализуются повреждения одежды при ДТПодин из важнейших факторов проведения экспертизы; не присылается акт судебно-медицинской экспертизы при постановке вопроса о металлизации на предметах одежды.

7. Отсутствуют сравнительные образцы по экспертизе ГСМ.

8. При ДТП на исследование ГСМ присылается весь комплект одежды пострадавшего, хотя достаточно только верхней.

 

Лаборатория судебно-автотехнических исследований

Результаты обобщения практики назначения
автотехнических экспертиз (1993 г.)

В 1993 г. в Научно-исследовательском институте проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Беларусь по заданиям судебно-следственных органов было произведено 1816 автотехнических экспертиз.

По 139 экспертизам были заявлены ходатайства экспертов о предоставлении дополнительных материалов.

Без проведения экспертиз судебно-следственным органам были возвращены 70 материалов. Чаще всего это происходило из-за неправильного оформления материалов на экспертизу или представления некачественных материалов.

Дано 443 сообщения о невозможности дать заключение. Из них 281 по причине выхода поставленных вопросов за пределы компетенции эксперта-автотехника, 162из-за недостатка исходных данных.

В результате обобщения практики выявлены и систематизированы наиболее типичные недостатки, встречающиеся при назначении автотехнических экспертиз, перечень которых приводится ниже.

1. Неполнота исходных данных.

Отсутствие сведений о техническом состоянии, загрузке транспортных средств, месте наезда, действиях водителя по предотвращению ДТП (применял или не применял торможение; если применял, то в какой момент), траектории движения транспортных средств перед возникновением препятствия или опасности, условиях видимости и обзорности во время ДТП, величине продольных и поперечных уклонов дороги на месте ДТП, метеорологических условиях.

2. Некачественность исходных данных.

Представление на экспертизу сведений, полученных при допросе участников ДТП, без их проверки путем проведения следственного эксперимента. Например, субъективное определение расстояния от транспортного средства до пешехода в момент обнаружения опасности для движения по показаниям водителя вместо проведения следственного эксперимента по определению времени движения пешехода до наезда на установленном пути. Несоблюдение методики проведения следственного эксперимента по получению исходных данных для экспертизы. Чаще всего встречаются случаи, когда неправильно проводятся эксперименты по определению видимости препятствия в условиях ограниченной видимости (не выполняются условия синхронного перемещения транспортных средств, не фиксируется дальность видимости элементов дороги, не производится подбор погодных условий и т.п.).

3. Неполнота осмотра места ДТП.

Отсутствие в протоколе осмотра места ДТП и на схеме к нему информации о следах, образующихся при столкновении транспортных средств (осыпях стекол, грязе-пылевых наслоений с днища, отслоении лакокрасочного покрытия, царапинах на поверхности дороги).

Неточность фиксации следов на месте ДТП (отсутствие достаточного количества размеров, обозначающих расположение следов торможения, положения транспортных средств и других объектов), нечеткость описания состояния поверхности дороги, имеющихся следов, отсутствие информации о дорожных знаках и дорожной разметке.

Отсутствие фотоснимков места происшествия.

4. Неполнота осмотра транспортных средств.

Отсутствие описания, размеров и координат места расположения повреждений на транспортных средствах, технического состояния органов управления, характера обнаруженных неисправностей, модели и состояния протектора шин, марки и загруженности буксируемого прицепа и т.п.

Отсутствие узловых и детальных фотоснимков следов на транспортных средствах.

5. Недостатки изъятия и хранения вещественных доказательств.

Отсутствие протоколов осмотра вещественных доказательств, описания условий демонтажа узлов и деталей транспортных средств.

Нарушение первоначального состояния транспортных средств при их эвакуации с места ДТП и хранении до прибытия эксперта.

Некачественная упаковка вещественных доказательств, направляемых на экспертизу.

6. Постановка на разрешение экспертизы вопросов, выходящих за пределы компетенции экспертов-автотехников (о вине участников ДТП, непосредственной причине ДТП, причинной связи между действиями участников ДТП и наступившими последствиями и т.п.).

Анализ встречающихся недостатков назначения автотехнической экспертизы при расследовании ДТП показывает, что они обусловлены, в основном, недостаточным уровнем подготовки следователей в области специальных технических знаний и отсутствием необходимых технических средств. Для устранения имеющихся недостатков могут быть рекомендованы следующие мероприятия:

а) специализация следователей по расследованию ДТП;

б) систематическое проведение зональных семинаров со следователями по вопросам расследования ДТП с привлечением специалистов НИИПККиСЭ;

в) проведение не реже одного раза в год школы-семинара по расследованию различных видов ДТП на базе НИИПККиСЭ;

г) подготовка серии методических пособий и учебных видеофильмов по расследованию ДТП, осмотру места ДТП, проведению следственных экспериментов, назначению автотехнической экспертизы;

д) подготовка в Академии МВД слушателей со специализацией "Расследование дорожно-транспортных происшествий";

е) разработка и внедрение в практику методик осмотра места ДТП, проведения следственных экспериментов с применением современных научно-технических средств.

 

Лаборатория судебно-технического исследования документов

Основные недостатки, имеющие место при назначении судебно-технической экспертизы документов (результаты обобщения экспертной практики за 19921994 гг.)

Анализ экспертной практики свидетельствует, что к числу недостатков, имеющих место при назначении судебно-технической экспертизы, относятся следующие:

отсутствие разрешения на производство вырезок из представленных документов (исследование материалов документа);

непредставление в полном объеме образцов, необходимых для проведения идентификационных исследований;

неправильная формулировка задания эксперту.

Год

№ материала

Орган, назначивший экспертизу

Характер недостатка при назначении

1992

1702

Нарсуд Кобринского района

Вырезки из штрихов

2207

Прокуратура Гомельской области

Уточнение задания.

2209

–"–

–"–

с.389

В/ч 10091

Вырезки из штрихов

с. 404

УВД Гомельского исполкома

Образцы

1993

с. 82

ГРОВД г.Дзержинска

Уточнение задания

1551

Хоз. суд Минской обл.

Вырезки из штрихов

2169

Высш. хоз. суд

Вырезки из штрихов

1994

1130

ОБЭП г.Сморгони

Вырезки из штрихов

С целью уменьшения количества нерешенных задач по причине отсутствия методики (установление абсолютной давности) в лаборатории ведутся соответствующие плановые научно-исследовательские работы.

 

ПРОКУРАТУРА
РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
220849, г. Минск,
ул. Интернациональная, 22
Тел. 26-43-58 29.01.95 № 20-09-95

 

Прокурорам областей, городов, районов, транспортным и военным прокурорам, следователям органов прокуратуры

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО
о неиспользовании возможностей
экспертиз при расследовании изнасилований

Прокуратура Республики Беларусь многократно обращала внимание подчиненных органов на серьезные упущения следователей при расследовании изнасилований. Эти преступления, как правило, совершаются в отсутствие свидетелей, поэтому исключительно важное значение для доказывания события и состава преступления имеют результаты экспертных исследований волокнистых материалов, объектов растительного и животного мира, а также почвенного происхождения. Игнорирование возможностей экспертиз, которые квалифицированно проводит Научно-исследовательский институт проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Беларусь, зачастую влечет прекращение дел и, следовательно, освобождение преступников от законной ответственности.

Названный научно-исследовательский институт с целью изучения эффективности использования специальных познаний при расследовании изнасилований изучил материалы 70 уголовных дел, расследованных следователями прокуратуры и ОВД Минской, Могилевской и Гомельской областей.

Анализ показал, что в процессе предварительного следствия ни по одному из изученных дел следователи не назначали экспертного исследования объектов растительного, животного и почвенного происхождения, хотя надобность в этом часто имелась. Всего лишь по 2 делам по инициативе следователей были исследованы микроволокна, хотя при совершении всех преступлений соприкасалась одежда насильников и потерпевших, имело место контактное взаимодействие одежды с обстановкой места происшествия.

Так, по делу по обвинению Хвощинского в изнасиловании М. (Рогачевская межрайпрокуратура) благодаря экспертному исследованию было установлено наличие волокон на раме окна, через которое преступник проник в дом потерпевшей. По заключению экспертизы, эти волокна имели общую родовую принадлежность с волокнами ткани брюк обвиняемого (при осмотре места происшествия рама окна не изымалась, она была обработана дактопленкой). Выводы экспертизы были приведены в обвинительном заключении как одно из доказательств виновности Хвощинского, на них же сослался суд в своем обвинительном приговоре.

По уголовному делу по обвинению Грудинского в изнасиловании гр-ки С. и двух малолетних З. и П. (прокуратура Слуцкого района) следователь назначил три экспертизы, выводы которых имели важное значение для изобличения опасного преступника. Так, экспертиза установила наличие на джемпере малолетней З. двух черных хлопковых волокон общей родовой принадлежности с волокнами ткани брюк обвиняемого. Кроме того, на его трикотажной куртке имелось одно серо-синее шерстяное волокно общей родовой принадлежности с соответствующими волокнами ткани юбки потерпевшей С., а на куртке Грудинского из искусственной кожи эксперт обнаружил розовое шерстяное волокно общей родовой принадлежности с волокнами трикотажа рейтуз малолетней П. Выводы этих экспертиз в сочетании с другими доказательствами также были приведены в обвинительном заключении и нашли отражение в приговоре суда.

Многие следователи не знают, а прокуроры не обращают их внимание на то, что в случаях совершения изнасилований на местности (лесопасадка, парк, улица, берег реки или озера и т.п.) целесообразно назначать экспертизы по исследованию объектов растительного, животного и почвенного происхождения. Особенно это важно по уголовным делам, по которым обвиняемые отрицают свою причастность к преступлениям.

Так, по делу о групповом изнасиловании гр-ки К. на берегу Березины в Светлогорском районе экспертизы, кроме судебно-медицинской, не назначались. Вместе с тем из материалов дела усматривается, что на одежде потерпевшей и подозреваемых, вероятно, остались растительные частицы и частицы почвы с места происшествия, а также волокна от одежды лиц, соприкасавшихся друг с другом. Безусловно, что обнаружение этих микрочастиц в ходе экспертных исследований могло бы стать дополнительным доказательством причастности подозреваемых к совершению преступления.

По делу о групповом изнасиловании гр-ки К., которое совершили Романов, Гисич А.В. и Гисич А.А. на зерносушилке в Вилейском районе, не была назначена экспертиза для обнаружения на одежде подозреваемых частиц растительного происхождения общей родовой или видовой принадлежности с растительными веществами, имевшимися на зерносушилке. Кроме того, по этому делу не была исследована одежда обвиняемых и потерпевшей для обнаружения взаимопереходящих волокон.

По делу по обвинению Радевича в покушении на изнасилование К. в придорожной лесопасадке (Молодечненская межрайпрокуратура) было установлено, что на месте происшествия имелось пятно (2х2 м) помятой и поврежденной растительности с обнаженным почвенным покровом. Обвиняемый, отрицая свою вину, утверждал, что в лесопасадке он не был и потерпевшую туда не тащил. В данном случае проведение судебно-почвоведческой и биологической экспертиз по своевременно изъятым с места происшествия образцам почвы и растительности и по, возможно, имевшимся наслоениям на обуви и одежде Радевича могло бы помочь следствию в установлении пребывания подозреваемого на месте преступления.

По делам об изнасилованиях, совершенных в подвалах, на стройплощадках, где на полу и на земле формируются своеобразные почвенно-техногенные образования, часто сохраняющиеся на одежде и обуви подозреваемых, также не назначались экспертизы для установления общей родовой и групповой принадлежности наслоений, имевшихся на одежде подозреваемых, с образцами, изъятыми на месте происшествия.

Сообщая об изложенном, предлагаю не допускать отмеченных недостатков при расследовании изнасилований и максимально использовать все возможности экспертиз для установления преступлений и изобличения виновных.

 

 

Лаборатория судебно-баллистических
и трасологических исследований

Обобщение практики производства
повторных судебно-баллистических и трасологических экспертиз

Целью настоящего обобщения является изучение причин расхождения выводов экспертов на основе анализа первичных и повторных заключений судебно-баллистических и трасологических экспертиз за 9 месяцев 1993 г.; выработка рекомендаций, направленных на повышение научного уровня, качества, полноты и достоверности проводимых экспертных исследований.

С этой целью изучались: наблюдательные производства по повторным экспертизам (8), выполненным в НИИПККиСЭ после экспертов экспертно-криминалистических подразделений МВД. Следует отметить, что первичные заключения экспертов-криминалистов МВД изучались ранее экспертами при производстве ими повторных экспертиз. В заключениях повторных экспертиз изложена необходимая для настоящего обобщения информация. По трем экспертизам: двум дактилоскопическим и одной, связанной с идентификацией орудия по следам разделения на проволоке, выводы подтверждены (см. наблюдательные производства № 1702 от 16.06.93г.; № 2595 от 13.09.93г. и № 2624 от 15.09.93г.).

Изучение и анализ материалов, выводы по которым не подтверждены, производились по специальной схеме, содержащей следующую информацию: наименование органа, производившего первичную экспертизу; № экспертизы, проведенной в экспертно-криминалистических подразделениях МВД; Ф.И.О. экспертов-криминалистов, проводивших первичные экспертизы; № повторной экспертизы, проводившейся в НИИПККиСЭ, наименование органа, назначившего повторную экспертизу; мотивы и основания назначения повторных экспертиз; вид судебной экспертизы; краткая характеристика вопросов; краткая характеристика объектов исследования; количество совпавших выводов; причины расхождения выводов повторных экспертиз.

Во всех заключениях, в которых выводы не подтвердились, в качестве оснований мотивов назначения повторных экспертиз указаны: во-первых, сомнение в правильности выводов первичной экспертизы, во-вторых, в выводах не содержатся ответы на поставленные вопросы.

 

Заключение эксперта № 31 от 05.02.93 г.
(эксперт-криминалист Трофименко Ю.Н.,
ЭКО Барановичского ГОВД)

Решался вопрос об идентификации кусачек по следам разреза на медной проволоке. Эксперт отказался от решения вопроса, мотивируя отказ тем, что решение поставленного вопроса возможно при детальном исследовании на сравнительном микроскопе. В результате проведенного исследования в институте (см. заключение экспертов № 1589 от 08.06.93г., эксперты Г.В.Михайленко, М.Ю.Ревтов) проверяемый инструмент был исключен в качестве следообразующего.

 

Заключение эксперта № 1205 от 06.01.93г.
(эксперт-криминалист Копоть Ю.И.,
ЭКГ Железнодорожного РОВД г. Гомеля

Решался вопрос об идентификации орудия по повреждениям на кителе работника милиции. Эксперт отказался от решения вопроса ввиду невозможности установления происхождения повреждения. В результате проведенного исследования в институте (см. заключение экспертов № 289 от 08.02.93 г., эксперты Г.В.Михайленко, В.Я.Дащинский) был установлен сложный механизм образования повреждения в виде разреза-разрыва с использованием режущего орудия.

 

Заключение эксперта № 2/1027 от 11.12.92г.
(эксперт-криминалист Грицевич А.Н.,
ЭКГ Ленинского РОВД г. Минска )

Заключение эксперта № 2/167 от 30.03.93 г.
(эксперт-криминалист Сергей М.Л.,
ЭКГ Ленинского РОВД г. Минска )

В первом заключении один из трех следов перчаток признан пригодным для идентификации; два другихнепригодными. Во втором заключении две пары проверяемых перчаток исключены в качестве проверяемых, а относительно третьей эксперт отказался от решения вопроса. В результате проведенного исследования в институте (см. заключение экспертов № 2410 от 27.08.93г., эксперты Г.В.Михайленко, В.Я.Дащинский) все проверяемые перчатки были исключены в качестве следообразующих.

 

Заключение эксперта № 649 от 14.05.93г.
(эксперт-криминалист Букато М.Л.,
ЭКО г.Минска)

Объектом исследования являлся переделанный стартовый пистолет. Эксперт отказался от решения вопроса о признании его огнестрельным оружием и пригодным для стрельбы. В результате проведенного исследования в институте (см. заключение экспертов № 1834 от 22.06.93г., эксперты В.С.Семенов, В.Н.Давыдович) установлено, что представленный стартовый пистолет является огнестрельным оружием, он неисправен, непригоден для стрельбы, но при устранении дефектов, перечисленных в повторном исследовании, он пригоден для стрельбы 5,6 мм патронами кольцевого воспламенения.

 

Заключение эксперта № 595 от 14.07.93 г.; № 638 от 28.07.92г.
(эксперт-криминалист Шкуратов Н.М.,
ЭКО УВД Гомельской области)

Заключение эксперта № 628 от 28.05.93г.
(эксперт-криминалист Борисов Г.Б.,
ЭКО УВД Гомельской области)

Объектом исследования являлись следы обуви, изъятые при осмотрах мест трех происшествий. По двум первым заключениям решался вопрос о пригодности следов для идентификации. В третьей экспертизео том, не оставлены ли следы обуви по различным фактам одной и той же обувью. Был сделан вывод о том, что следы обуви могли быть оставлены подметочной частью обуви одного человека или обувью с аналогичным строением элементов деталей низа. В результате проведенного исследования в институте (см. заключение экспертов № 1816 от 30.06.93 г., эксперты Г.В.Михайленко, В.Я.Дащинский) установлено, что по двум фактам следы обуви оставлены разными полупарамилевой и правой. Установлена групповая принадлежность обуви. Не решен вопрос о том, не оставлены ли следы одной и той же обувью.

При сопоставлении количества повторных экспертиз, выводы по которым были не подтверждены в 1992 г., по сравнению с 1993 г., установлено, что за девять месяцев имеется рост повторных экспертиз после первичных, проведенных в экспертных подразделениях МВД, выводы которых не подтверждены в заключениях экспертов института. Если в 1992 г. было три экспертизы с неподтвержденными выводами (однапо баллистике, двепо трасологии), то за 9 месяцев 1993 г. уже пять (однабаллистическая, четыретрасологические).

Причинами несовпадения выводов экспертиз, проведенных в институте после экспертно-криминалистических служб органов МВД, являются:

различные научно-методические подходы в оценке выявленных в процессе идентификационных исследований признаков;

неполнота методик проведенных исследований, используемых экспертами при производстве первичных экспертиз.

 

Лаборатория судебно-автотехнических исследований

ОБЗОР
практики производства повторных экспертиз
в лаборатории САТИ за 1992 г.

В 1992 г. лабораторией САТИ было выполнено семь повторных экспертиз № 1166, 1299, 1379, 1452/52, 2390, 3307/08, 3588. Из общего числа экспертизшесть выполнены после производства первичной экспертизы в НИИПККиСЭ и одна (№ 3588) после производства первичной экспертизы в ЭКГ по ДТП при УВД Могилевского облисполкома. Три экспертизы исполнены с применением ЭВМ.

Подтверждены выводы предыдущих экспертиз в заключениях:

№ 1299 (комплексная с судебными медиками); первичная производилась экспертами Чуприным П.П. и Левковичем О.Б., повторнаяРомановым Л.В. и Кузьмичевым В.А.

№ 1452 (трасологическая); первичнаяФальковский В.В., повторнаяЛеневский Э.П. и Плескацевич Л.И.

№ 3307/08 (трасологическая)первичная Фальковский В.В., повторная Леневский Э.П. и Чуприн П.П.

№ 1166 (комплексная с судебными медиками); первичнаяЧуприн П.П. и Давыдов, повторнаяРоманов Л.В., Левкович О.Б., Кузьмичев В.А. Не подтверждены выводы предыдущих экспертиз в заключениях: № 1379 (техническая)первичная производилась экспертом Мышковцом Г.Н., повторная экспертами Леневским Э.П. и Чуприным П.П.

Причина расхождения в выводахнеполнота исследования при производстве первичной экспертизы.

№ 2390 (трасологическая); первичнаяФальковский В.В., повторнаяШапоров Ю.И., Леневский Э.П., Волков В.К.

Причина расхождения в выводахнеполнота исследования при производстве первичной экспертизы.

№ 3588 (расчетная) первичнаяэксперт ЭКГ по ДТП при УВД Могилевского облисполкома Китун В.А.

Причина расхождения в выводахнеполнота исследования при производстве первичной экспертизы.

Повторные экспертизы с неподтвержденными выводами обсуждались на производственных совещаниях лаборатории САТИ, а заключение № 2390на расширенном директорате института.

Оформление повторных заключений удовлетворительное. В копиях заключений № 1379, 1452 и 3307 отсутствуют контрольные карточки учета повторных экспертиз.

В подробном лабораторном отчете (ЭВМ канцелярии) неполно учтены заключения с измененными выводами.

 

Лаборатория судебно-технического исследования документов

Анализ повторных экспертиз
в лаборатории СТИД за 1989
1993 гг.

За анализируемый период имели место две повторные экспертизы:

В 1990 г. выводы первичной экспертизы (эксперт Жихарева И.М.) не подтвердились повторной экспертизой (эксперт Стороженко И.А.); причина расхождениянеправильная оценка в первичной экспертизе всей совокупности выявленных признаков.

Как в рамках первичной, так и повторной экспертизы решался вопрос об установлении первоначального содержания измененных подчисткой записей в ветхом документе. Исследование указанных документов представляет само по себе достаточно большую трудность, и особенно в случае, имевшем место, что обусловлено сильной разволокненностью поверхностного слоя бумаги, природой материала письма и характером воздействия. Имевший место "маскирующий" подчистку эффект привел эксперта Жихареву И.М. к неправильной оценке выявленных признаков и их последующей интерпретации.

Результаты данной экспертизы были обсуждены на производственном совещании лаборатории и принято решение о коллективном обсуждении аналогичных материалов, представляющих особую трудность при принятии решения.

В 1993 г. в лаборатории судебно-технического исследования документов выполнена еще одна повторная экспертиза, но после ЭКУ МВД (эксперт Лагуновский М.Г.) выводы первичной экспертизы не подтвердились.

Основанием для назначения повторной экспертизы явилось противоречие выводов первичной экспертизы иным материалам рассматриваемого уголовного дела. Эксперт первичной экспертизы рассматривал вопрос об идентификации конкретного клише, использованного для нанесения оттиска на пластилиновую основу. При этом основой для формулирования вывода явилась оценка только общих признаков (смысловое содержание, размер и конфигурация одного знака). Эксперты лаборатории, проводившие повторную экспертизу на основании соответствующего методического подхода при решении такой задачи, не нашли возможным на основании обнаруженной совокупности признаков дать категорический вывод об идентификации клише. Сделан вывод о невозможности решения вопроса в рассматриваемом случае. Таким образом, причиной расхождения в выводах данной экспертизы, на наш взгляд, является неправильная оценка экспертом первичной экспертизы выявленных им признаков. Экспертиза как в процессе ее исполнения, так и окончательного оформления являлась темой обсуждения на соответствующих производственных совещаниях в лаборатории.

 

Лаборатория судебно-почерковедческих исследований

Обобщение практики производства
повторных судебно-почерковедческих экспертиз
за 1993 год и анализ статистических данных по повторным экспертизам, определенным в обобщениях за 1989
1993 гг.

Обобщения практики производства повторных экспертиз всегда актуальны, так как они направлены на совершенствование экспертной деятельности, устранение причин, порождающих неподтвержденные выводы, а также на повышение обоснованности и качества экспертных заключений.

Обобщения такого рода в лаборатории судебно-почерковедческих исследований планируются и проводятся систематически, начиная с 1985г. Так, изучение материалов за 19911992 гг. выявило типичные причины расхождения выводов экспертов с учетом вида исследуемых объектов и решаемых задач, были предложены конкретные рекомендации по их устранению.

Результаты обобщений обсуждались на производственных совещаниях ЛСПИ. Для работников экспертных подразделений системы МВД составлялись справки с целью ознакомления их с этими результатами.

Целью настоящего обобщения является:

изучение причин несовпавших выводов на основе анализа первичных и повторных заключений судебно-почерковедческих экспертиз за 1993 г.;

анализ статистических данных по повторным экспертизам, выполненным за 5 лет, которые отражены в проведенных обобщениях (1989–1993 гг.);

определение типичных, наиболее часто встречающихся групп причин неподтвержденных выводов и на их основе выработка конкретных предложений, направленных на устранение этих причин, повышение качества проводимых исследований.

I. Для достижения цели, связанной с анализом причин несовпавших выводов, в 1993 г. были изучены:

наблюдательные производства по повторным экспертизам, проведенным в НИИ в 1993 г. после экспертов лаборатории и ЭКО системы МВД (7);

первичные заключения экспертов лаборатории, после которых проводились повторные экспертизы (6).

Необходимо отметить, что первичные заключения ЭКО изучались ранее экспертами лаборатории при производстве ими повторных экспертиз, в заключениях которых излагались причины расхождений.

Для фиксирования необходимой информации, полученной в результате изучения и анализа вышеуказанных материалов, была разработана специальная таблица, графы которой отражали следующие сведения: № экспертизы, наименование органа, назначившего повторную экспертизу, мотивы назначения повторных экспертиз, задание эксперту и количество поставленных повторных вопросов, краткая характеристика исследуемых объектов, объем сравнительного материала, наличие ходатайств, наименование учреждений и сведения об экспертах, проводивших первичные и повторные исследования, характер выводов первичных и повторных экспертиз, их количество, причины расхождений в выводах.

В 1993 г. в лаборатории было проведено 5 повторных экспертиз (№ 1092 от 23.04.93 г., № 1590 от 01.06.93 г., № 2257 от 16.08.93 г., от 07.10.93 г., № 3408 от 23.12.93 г.). Результаты двух повторных исследований оформлены в заключениях специалиста (№ 35 от 10.03.93г. и № 255 от 10.12.93г.).

Из перечисленных материалов только одна экспертиза (№ 1092) назначена после ЭКО Брестского облисполкома, остальныепосле экспертов ЛСПИ института.

Экспертизы назначались органами МВД (1), прокуратуры (1), судами (3), Верховным Судом (2) в связи с расследованием уголовного дела о хищении, разрешением жалоб со стороны заинтересованных лиц (результаты оформлены в заключениях специалиста), рассмотрением гражданско-правовых споров о праве наследования.

Объектами повторных исследований были подписи, выполненные в необычных условиях, а также тексты и записи (№ 1092).

В качестве оснований назначения повторных экспертиз и исследований указывались следующие: процессуального характерасомнение в правильности выводов предыдущих экспертиз (2), противоречия между заключениями нескольких экспертов (1) и непроцессуальногонесогласие заинтересованных в деле лиц с выводами первичных экспертиз (4).

Изучив заключения повторных экспертиз и проанализировав характер выводов первичных и повторных исследований, были получены следующие результаты:

по трем экспертизам (№ 1590, 2257, 2846) и по заключению специалиста № 255, выполненным после экспертов лаборатории, выводы совпали;

по двум материалам (экспертиза № 3408 и заключение специалиста № 35), повторно проведенным также после экспертов лаборатории, выводы не совпали.

Также не совпали выводы и по одной экспертизе, проведенной после ЭКО Брестского облисполкома.

С целью определения причин расхождений в выводах первичных и повторных исследований дальнейшему изучению и анализу подвергались наблюдательные производства только с несовпавшими выводами.

 

1.1. Первичная экспертиза № 1521 от 08.06.93
Михайленко С.Г. и Шереметьева Т.И.

Повторная № 3408 от 23.12.93г.
(Купченок Г.Д. и Таборова К.И.)

На наш взгляд, сложной по решению была задача, связанная с установлением подлинности (неподлинности) подписи, расположенной в заявлении на прописку формы № 15. В результате проведенного первичного исследования эксперты сформулировали категорический отрицательный вывод о том, что подпись выполнена не самим лицом, а кем-то другим с подражанием подлинной подписи.

Несогласие одной из сторон послужило мотивом назначения повторной экспертизы. В результате проведенного повторного исследования этой подписи эксперты не смогли прийти к какому-либо категорическому (положительному или отрицательному) выводу, т.е. сформулировали вывод в форме НПВ.

Выводы первичной и повторной экспертиз не совпали.

Обусловлено это, во-первых, сложностью самого исследуемого объекта (высоковыработанная, простая по строению подпись, наличие в ней признаков нарушения координации движений 1 группы, неравномерная степень нажима, неустойчивый темп, свидетельствующие о факте какой-то необычности).

Во-вторых, перед экспертами дополнительно была поставлена и диагностическая подзадача: не выполнена ли эта подпись самим лицом в болезненном состоянии.

Согласно свидетельским показаниям, имеющимся в гражданском деле, подпись выполнялась лицом, находящимся в болезненном состоянии. Однако официальных данных о состоянии здоровья предполагаемого исполнителя на момент подписания заявления, которые эксперты могли бы использовать при оценке выявленных признаков, в запрошенной медицинской карте не имелось. Из свидетельства о смерти было известно, что причина смертирак желудка.

При первичном исследовании эксперты выявили две группы признаков: различающиеся, положенные в обоснование категорического отрицательного вывода, и совпадающие, не влияющие на сделанный вывод и свидетельствующие о подражании.

В результате проведенного исследования также были выявлены как совпадения, так и различия соответственно в одинаковом объеме. Ни те, ни другие признаки не были положены в обоснование категорического или вероятного вывода о подлинности (неподлинности) исследуемой подписи.

Объясняется это тем, что экспертам не удалось определить однозначно природу возникновения диагностических признаков, указывающих на факт необычности, явились ли они результатом влияния на исполнителя естественных сбивающих факторов (болезненное состояние), и повлекших за собой и различия частных признаков, либо они являются искусственными и свидетельствуют о выполнении подписи не самим лицом.

Выявить большее количество почерковой информации не удалось из-за краткости почеркового объекта.

Оценив данную экспертную ситуацию, эксперты сформулировали вывод в форме НПВ, т.е. вопрос, по существу, не был решен.

Причиной несовпадения выводов первичной и повторной экспертиз явилась различная оценка выявленных признаков при исследовании сложного малообъемного почеркового объекта (подпись, выполненная в каких-то необычных условиях). Эта оценка обусловлена разной степенью в суждении экспертов, категорический выводНПВ.

 

1.2. Первичная экспертиза за № 1161 от 08.09.78г.
(Радунская Н.М. и Грекова И.В.)

Повторные: № 563 от 12.04.79г. (Семенова М.М., Таборова К.И.);
№ 35 от 10.03.93г. (Михайленко С.Г., Купченок Г.Д.);
№ 2846 от 07.10.93г. (Кульчицкий С.М.).

Перед экспертами была поставлена задача, связанная с установлением подлинности (неподлинности) подписей.

Исследованию подлежали высоковыработанные, простые по строению подписи, расположенные в двух экземплярах завещания. Они состояли из букв “Неборск”, безбуквенных штрихов и росчерка.

В первичном заключении № 1161 от 08.09.78г. эксперты не обнаружили никаких признаков необычности, были выявлены только совпадения, положенные в обоснование категорического положительного вывода о подлинности.

При производстве повторной экспертизы № 563 от 12.04.79 г. эксперты выявили признаки нарушения координации движений 1 группы, оценили это как совпадение с образцами, и в конечном результате вывод о подлинности подтвердили. Различающихся признаков выявлено не было.

Как в первом, так и во втором случае эксперты использовали в качестве свободных образцов все представленные подписи и рукописи.

В связи с неоднократными жалобами на решение Минского городского суда от 20.01.82 г. и другими обстоятельствами, связанными с недостоверностью некоторых образцов подписей завещателя, возникли сомнения в правильности заключений указанных почерковедческих экспертиз и Верховным Судом было назначено повторное исследование этих подписей.

При повторном исследовании в третий раз эксперты Михайленко С.Г. и Купченок Г.Д. в заключении специалиста № 35 сформулировали категорический отрицательный вывод о том, что подписи выполнены не самим завещателем, а кем-то другим с подражанием его подлинным подписям. Изучив представленные образцы, эксперты выявили недостоверный образец подписи, который в дальнейшем не принимался во внимание.

Таким образом, характер выводов распределился следующим образом: категорический положительныйкатегорический отрицательный, т.е. выводы не совпали.

Анализ заключений обеих экспертиз обнаруживает следующие причины расхождений выводов:

1. При производстве экспертизы № 1161 экспертами не были выявлены признаки нарушения координации движений 1 группы и замедленного темпа исполнения и не дана им соответствующая оценка, т.е. вышеуказанные признаки свидетельствуют о факте необычности процесса письма в момент выполнения исследуемых подписей.

2. При производстве экспертизы № 563 были выявлены признаки нарушения координации движений 1 группы, однако эксперты не проанализировали характер их проявления и локализацию в исследуемых подписях и в подписях завещателя.

3. Экспертами не учитывался характер совпадающих признаков, их частичность и приблизительность, не выявлен комплекс различающихся признаков (заключения № 1161, № 563). Неполнота сравнительного исследования обусловила одностороннюю оценку только совпадающих признаков.

4. Использование недостоверного образца подписи в одном из писем (заключение № 563). В результате экспертного анализа образцов подписей было установлено, что эта подпись выполнена с подражанием какой-то подлинной подписи.

Наличие в деле двух противоречивых выводов послужило основанием для назначения еще одной повторной экспертизы. Исследование подписей проводилось четвертый раз экспертом Кульчицким С.М., который в заключении № 2846 подтвердил предыдущие выводы о том, что подписи в завещании неподлинные, а выполнены кем-то другим с подражанием подлинной подписи.

Таким образом, проанализировав вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что основной причиной расхождения в выводах экспертов является использование недостоверного образца подписи, в котором в значительной степени проявились совпадения с исследуемыми подписями, в результате чего не было выявлено различающихся признаков.

1.3. Противоположные выводы были сформулированы
при решении задач, связанных с установлением исполнителя рукописных текстов заявлений и записей в кассовых ордерах и чеках, почерки которых характеризовались естественным сходством с почерками предполагаемых исполнителей. При первичных исследованиях, результаты которых были оформлены в трех заключениях,
11 категорических положительных выводов (Брестский ЭКО), при повторном исследовании11 категорических отрицательных выводов.

Категорические положительные выводы были обоснованы приблизительными и частичными совпадениями, не образующими индивидуальной совокупности, так как относились к часто встречающимся в почерках разных лиц и имеющим малую идентификационную значимость. Кроме того, в индивидуальную совокупность включались признаки, которые не совпадали, а различались, а также те признаки, наличие которых было связано с общностью групповой принадлежности сравниваемых почерков.

При повторном исследовании были выявлены как различия, так и совпадения. Различающиеся признаки были оценены как устойчивые и существенные, а частичные и приблизительные совпадениякак несущественные, не влияющие на сделанный вывод. Их наличие обусловлено общностью групповой принадлежности сравниваемых почерков и связанным с ней естественным сходством этих почерков.

Таким образом, выводы первичных и повторного исследований не подтвердились. Анализ данной экспертной ситуации показал, что основной причиной противоположных выводов явилась неполнота проведенного исследования, не в полном объеме выявлялась почерковая информация (не были выявлены и проанализированы различающиеся признаки).

 

II. Результаты обобщения практики производства повторных экспертиз за период 19891993 гг., анализа количества повторных экспертиз, характера выводов предыдущих и повторных исследований приведены в таблице:

Год

Всего повторных экспертиз

После ЛСПИ

Выводы экспертиз

После ЭКО

Выводы экспертиз

совпали

не совпали

совпали

не совпали

1989

14

3

1

2

11

8

3

1990

20

3

3

0

17

10

7

1991

7

3

2

1

4

0

4

1992

9

3

2

1

6

3

3

1993

7

6

4

2

1

0

1

Всего

57

18

12

6

39

21

18

Таким образом, за изучаемый период было выполнено 57 повторных экспертиз, из них: 18после экспертов ЛСПИ, 39после работников экспертных подразделений системы МВД. Выводы не совпали соответственно по 6 и 18 экспертизам.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что количество повторных экспертиз, выполненных после экспертов лаборатории, остается на одном уровне (по 3 экспертизы). Только в 1993 г. рост в 2 раза. По-нашему мнению, произошло это из-за увеличения поступивших на экспертизу материалов по гражданским делам, связанным с рассмотрением гражданско-правовых споров о праве наследования. Результаты выводов по ним, как правило, не удовлетворяют одну из заинтересованных в деле сторон, и в итоге поступают жалобы в высшие инстанции с просьбой о проведении повторных экспертиз.

Количество повторных экспертиз, выполненных после работников экспертных подразделений системы МВД, резко снизилось начиная с 1991 г. Причина, по-видимому, заключается в проведении такого рода экспертиз в экспертных подразделениях этой же системы.

Анализ характера выводов первичных и повторных экспертиз выявил две группы несовпавших выводов:

1. Противоположные категорические выводы.

2. Выводы с разной степенью в суждении экспертов. К ним относятся такие экспертные ситуации, когда в первичной экспертизе вывод категорический (вероятный), в повторнойНПВ, и наоборот, т.е. выводы не противоположные, но и не подтвержденные.

2.1. После экспертов ЛСПИ
с противоположными выводами
было только две экспертизы
(в 1989 г. и в 1993 г.)..

Характер выводов распределился соответственно следующим образом

а) Категорический отрицательныйкатегорический положительный (первичная экспертиза № 1584 от 05.03.84 г. проводилась Кульчицким С.М., повторная № 399 от 29.03.89 г.Михайленко С.Г. и Купченок Г.Д., выводы которой подтвердились во Всесоюзном НИИСЭ в заключении № 1074/010 от 24.11.89 г.).

Объектом исследования этих экспертиз был текст записки среднего объема, выполненный в необычных условиях. Решалась задача, связанная с установлением исполнителя этого текста.

При первичном исследовании текста записки эксперт не выявил и не оценил диагностические признаки, свидетельствующие о выполнении текста в необычных условиях, не связанных с намеренным изменением. В связи с этим неверно была решена идентификационная задача, положив различающиеся признаки в обоснование категорического отрицательного вывода. Малый объем сравнительного материала (экспериментальные на четырех листах) не позволил эксперту проследить трансформацию и соотношение частот встречаемости вариантов признаков в исследуемом почерке и в образцах.

При повторном исследовании, учитывая сложность природы объекта (средний объем текста, необычные условия, большая вариационность почерка) и в связи с этим сложность оценки выявленных двух групп противоречивых признаков, экспертами были затребованы разнохарактерные свободные и экспериментальные, близкие по условиям выполнения с исследуемым текстом, образцы предполагаемого исполнителя.

Проведение исследования на значительном объеме сравнительного материала позволило экспертам объективно подойти к оценке результатов сравнения. Совпадающие признаки были признаны устойчивыми и существенными. Различия объяснялись выполнением текста в каких-то необычных условиях.

Таким образом, необоснованность категорического отрицательного вывода объясняется проведением исследования на незначительном по количеству и качеству сравнительном материале, выделением только различающихся признаков.

б) Категорический положительныйкатегорический отрицательный (см. выше в п.1.2 настоящего обобщения).

По четырем экспертизам выводы характеризовались: НПВкатегорический положительный (2 экспертизы); НПВвероятный положительный (1); категорический отрицательныйНПВ (1).

2.2. После работников экспертных подразделений
системы МВД с противоположными выводами
было проведено 7 экспертиз, характер выводов следующий: КП – КО (4), КОКП (3). По второй вышеуказанной группе выводов11 экспертиз.

Все вышеуказанные экспертные ситуации по обеим группам выводов, сформулированных в заключениях повторных экспертиз после экспертов ЛСПИ и ЭКО системы МВД, подробно изложены в предыдущих двух обобщениях (за 19891992г.г.) и в разделе 1 настоящего обобщения.

 

III. Анализ причин несовпадения выводов первичных и повторных экспертиз, определенных в ряде обобщений за 19891993гг., показал следующее:

3.1.Основными причинами несовпадения выводов экспертов института являются:

использование недостаточного объема максимально сопоставимого по условиям сравнительного материала;

сложность природы почерковых объектов, особенно малообъемных, выполненных в необычных условиях;

использование недостоверного образца подписи, в котором в значительной степени проявились совпадения с исследуемыми подписями, в результате чего не было выявлено различающихся признаков.

Необходимо отметить, что эти причины не типичные, а ситуативные. Они не образуют определенные группы причин, характеризующие состояние практики производства экспертиз в ЛСПИ.

3.2. Сопоставление причин расхождений выводов экспертов ЭКО системы МВД конкретно к виду объекта – текстам, записям, подписям, показало, что в основном они одинаковы по своему характеру по всем видам объектов. В результате были определены следующие типичные, наиболее часто встречающиеся в практике группы причин:

исследования проводятся на недостаточном сравнительном материале;

в индивидуальную совокупность включаются приблизительные и частичные совпадения;

признаки выявляются в недостаточном объеме, особенно в малообъемных объектах, что ведет к неполному и одностороннему исследованию;

однозначное выявление признаков (только совпадающие или только различающиеся);

не изучается частота проявления идентификационных частных признаков в образцах, что не позволяет оценить их вариационность и устойчивость;

совпадающие признаки оцениваются как различия, и наоборот;

при наличии совпадений не выявляются и не оцениваются существенные различия;

не выявляются различающиеся признаки и не проводится их анализ с точки зрения их устойчивости, характера проявления при исследовании подписей, выполненных с подражанием.

Указанные наиболее типичные причины формулирования несовпавших выводов в практике экспертных подразделений системы МВД встречаются зачастую в каком-то сочетании, в комплексе, в котором на первом местенедостаточный объем сравнительного материала.

Необходимо отметить, что, кроме того, несмотря на современный уровень развития судебного почерковедения, существует еще некоторая доля субъективизма при оценке признаков, обусловленная отсутствием достаточно надежных методик при исследовании малообъемных почерковых объектов (кратких записей, подписей), что влечет за собой неоднозначный подход к оценке признаков.

 

3.3. Таким образом, для устранения недостатков и повышения качества заключений на основе результатов обобщений целесообразно рекомендовать:

продолжать проводить систематические обобщения в целях выявления и изучения причин расхождений в выводах первичных и повторных исследований с последующим обсуждением результатов;

изучать и применять новые методики с целью объективизации процесса исследования сложных объектов (измененный почерк, подписи от имени лиц пожилого и старческого возраста, краткие и простые подписи, выполненные в обычных условиях и др.);

создание автоматизированной информационно-поисковой системы, которая представляет собой накопление информации о судебно-почерковедческих задачах, объектах (их свойствах и признаках), о существующих методах и методиках решения задач (качественных и количественных) с целью оказания методической помощи экспертам;

в целях повышения квалификации экспертов продолжать практику проведения практических семинаров не только в рамках лаборатории, но и с привлечением специалистов других экспертных учреждений;

проводить целевые стажировки экспертов;

в случаях возникновения определенных трудностей, связанных с оценкой признаков, обращаться за консультацией к другим экспертам, в том числе и в другие ведущие экспертные учреждения;

систематически повышать свой профессиональный уровень;

результаты обобщения доводить до сведения экспертов.